Нам 10 лет!
Меню

Разговор начистоту

Слава: Я вот для себя начало помню с момента, когда мы с тобой гуляли на Крымском интенсиве МИГиПа, и ты мне возбужденно рассказывала про идею сделать свой психотерапевтический центр и позвала в партнеры. Я обрадовался самому факту, что ты меня зовешь — это было очень приятно! И идея меня возбуждала тоже — я сам на нее никогда не решился бы, а у тебя как будто была энергия. Но в то же время, я сомневался очень в осуществимости всей этой затеи. А ты с чего тогда так завелась?)

Надя: Сначала меня вдохновила Полина Гавердовская. На «бархатном» интенсиве она как-то все присматривалась ко мне, к моей работе, а потом вдруг спросила: «Слушай, а почему бы тебе не сделать свой психологический центр?» Я стала смущенно отнекиваться, как обычно, но задумалась. А потом последовал «пинок» в том же направлении от Нифонта. Я взъелась на какие-то психологические центры — они что-то, на мой взгляд, очень неправильное такое делали, а он слушал-слушал, как я ругаюсь, да и сказал: «Хорош уже завидовать – сделай свое, наконец!» Я даже обиделась, но это меня взбодрило. И, кстати, когда сделала свой, чужие центры действительно перестали меня раздражать!)

Полина и дальше меня сильно поддерживала, так что у меня даже хватило энергии в какой-то момент поговорить с моими учениками из разных выпусков и созвать их на первое оргсобрание в июне 2007-го.

И вот вдруг — нам уже 10 лет! А МИГиПу – 20. И хотя мы уже большие и отдельные, для меня важно не забывать «родителя». Я очень благодарна институту за поддержку и всегда помню, что почти все мои сотрудники — его выпускники.

Слава: Да, поэтому я часть из созванных тобой уже знал как-то. Но я почему-то первое собрание пропустил и пришел только на второе. И вот только увидев множество людей – умных, клевых и тоже горящих про идею центра, я поверил, что это вообще-то реально.

Надя: Да и не так уж много нас было! Я позвала Аню Синицыну, Мишу Филиппова, Лену Первушину, Ларису Журавлеву, Лену Павлюченко, Сергея Ясыркина, Люду Гатич и Олю Кузьмину, которая, как мне кажется, сразу была даже более предана идее центра, чем я, и стала мне незаменимым помощником в организации всего-всего. А еще потом сама пришла и попросилась в центр Лера Федоряк, что я, кстати, очень оценила — такой сильный собственный импульс к совместности. И мы начали все вместе развиваться и что-то постепенно создавать общее.

Слава: Я помню свое яркое впечатление от нас именно как от команды после нашего первого интенсива в августе 2008-го на Крите. Я там был супервизором, мог вживую наблюдать работу каждого, и у меня после этого очень повысилось доверие ко всем как к терапевтам. Вообще, поскольку я меньше присутствую непосредственно в центре, у меня самое сильное переживание совместности, конечно, от наших интенсивов. Любимое воспоминание – как мы в Чирали вечерами за ужинами в ресторане все хором придумывали воркшопы для кого-то из команды и тут же друг на друге что-то пробовали и обкатывали — было очень здорово!

Надя: А мне очень помнится наша совместная поездка к Робину на учебу в его поместье в виноградниках под Бордо. И общие ужины в замке неподалеку, где мы жили. Тогда уже центр вырос, пришли Маша Чибисова и Маша Мошкова, Лена Ноздрачева и Слава Денисов. Я очень чувствовала нас всех как семью, которая, как мне хотелось и казалось, так и будет вместе всю жизнь. Поэтому для меня первые уходы людей из команды были очень тяжелыми…

Слава: Для меня они тоже были непростыми. Думаю, еще и потому, что часть из тех, кто ушел — Лера, Маша, Люда – были моими супервизантами, и я с ними ощущал себя больше связанным, и гордился их профессиональным ростом, и было очень жалко вдруг потерять эту связь.

Надя: На самом деле, первая отделилась Полина, где-то года через два она захотела идти своей дорогой, а потом еще через какое-то время создала свой центр. Я до сих пор очень ей благодарна за тот первичный толчок и поддержку на начальном этапе, и, несмотря на конкурентные чувства, всегда с удовольствием слежу за развитием ее центра и радуюсь, что хороших центров стало больше.

Вообще, со временем я научилась ценить и уважать не только тягу к совместности, но и стремление к своему собственному пути.

Но безумно рада, что у некоторых из моих сотрудников эта тяга к совместности не проходит, и они продолжают хотеть быть рядом, вместе, спустя все эти годы, даже давно став сильными самостоятельными профессионалами, которых я воспринимаю уже не как бывших студентов, а как надежных коллег.

И поэтому, кстати, мне с каждым годом все сильнее хочется переименовать центр — я и с самого начала сильно смущалась и не хотела называть его своим именем, но вы настояли… А теперь и подавно воспринимаю его как что-то весьма коллегиальное и еще больше внутренне бунтую!

Слава: А мы все по-прежнему настаиваем, да!) Я, кстати, хочу сказать, что очень восхищаюсь тобой как руководителем – что у тебя достаточно сил, смелости, любви, чтобы завести такое дело как центр и дальше его развивать. И для меня большая ценность в этом участвовать, потому что я высоко ценю способность создавать что-то хорошее там, где ничего не было…

Кстати, для меня вообще самое сильное впечатление от центра за все 10 лет — это насколько быстро в нем новички становятся мощными и сильными профессионалами за счет созданной системы поддержки роста, организации постоянной учебы, обязательной супервизии.

Надя: Ну, захвалил, засмущал… Слушай, а теперь давай начистоту… что на самом деле значит иметь свой центр?

Слава: Ну, например… Например, по четвергам, вместо того, чтобы отдыхать между приемом клиентов, придумывать на собраниях, как соблюсти конфиденциальность шести родственников, одновременно ходящих в наш центр!

Надя: А еще — вложить пару миллионов в ремонт помещения, а потом узнать, что у владельца плохо оформлены документы и нас выгоняют!

Слава: Мечтать, что может быть к пенсии разбогатеешь, и не видеть никакой реальной перспективы на это!

Надя: Да-да, при этом все думают, что ты круто наживаешься, а тебе приходится дополнительно работать со своими клиентами, чтобы позволить снять первую комнату для центра. А как только выходишь в небольшой "плюс" и начинаешь радоваться, от тебя обязательно уйдет часть сотрудников, и ты опять должен латать дыры в своём бюджете…

Слава: Рекомендовать всем своих сотрудников, про себя иногда думая «Ужас, как бы не опозорили», а потом обнаружить, что у них уже больше клиентов, чем у тебя.

Надя: Ожидать, что, если и не удаётся заработать много денег, то хотя бы все тебя будут любить и благодарить — и обнаружить, что люди чаще либо недовольны, либо тебя боятся.

Хором: А вместо того, чтобы почитать друг другу стихи, срочно порождать текст к десятилетию центра.

Слава: А давай теперь начистоту! Почему все же мы не бросаем этот геморрой?)

Надя: Меня возбуждает больше возможностей что-то полезное и хорошее делать. Например, звонят мне про психотерапию для онкобольных — ну сколько я сама возьму? Двух? А так кинешь клич — и кучка людей отзовется.

Слава: Меня тоже возбуждает мечта, что когда-нибудь мы разрастемся до такой степени, что будем прямо активно делать какие-то большие социальные проекты, что-то важное приносить в мир.

Надя: Ну да, а вдруг совсем потом вот мы даже уже умрем, а центр в каком-то виде будет жить и делать что-нибудь хорошее! Эта мысль очень греет)

Слава: А еще про нашу общую совместность мне очень важно. Ну вот что бы я без вас делал? Сидел бы один, как дурак, деньги себе зарабатывал… А зато как приятно встретиться и про наш центр повспоминать, помечтать! И на Новый год все соберемся, опять за него выпьем, повспоминаем, помечтаем — хорошо же?)

Надя: Конечно, мне и хочется поспорить, но, наверное, все-таки хорошо. И даже приятно временами, гм… Давай за это и выпьем! (Вдохновенно чокаются)

Другие статьи

Все статьи