Нам 10 лет!
Меню

Чтобы стать человеком, личностью, обладать человеческим сознанием — ребенку необходимо вырасти среди людей.

В каком-то смысле, быть личностью — это иметь устойчиво отложившуюся в психике модель отношений между мной и другим. Изначально она формируется на основании опыта взаимоотношений между ребенком и его родителями или опекунами, в дальнейшем может меняться под влиянием нового жизненного опыта. Но с возрастом изменения даются все с большим трудом, так как любая сложившаяся система сопротивляется изменениям. Часто требуются особые условия, как, например, психотерапия, для того, чтобы могли происходить изменения личности.

Две базовые личностные потребности — это потребность в привязанности и потребность в отдельности. Привязанность к другому человеку основывается на самом раннем опыте связанности ребенка и матери. Эта связь обеспечивает не только физическое выживание ребенка, но и его психическое функционирование, так как большинство психических функций за младенца выполняет мать. При надлежащем материнском уходе ребенок постепенно обучается этим функциям, наполняя свою психику необходимыми ему навыками заботы о себе. Ребенок, вырастая, все меньше нуждается в непосредственном удовлетворении матерью своих потребностей, но сама потребность в привязанности, принадлежности, совместности остается важной и для взрослого человека, расширяясь и наполняясь другим, более взрослым содержанием.

Потребность в отдельности связана как раз с попыткой ребенка к самостоятельности, к использованию приобретенных навыков своим собственным способом. И здесь задача матери — поддержать ребенка в его автономии, предоставляя ровно столько свободы, сколько он может выдерживать в соответствующем возрасте. Это потребность личности ощущать саму себя как отдельно существующую и отличающуюся от других людей. Это потребность в свободном самовыражении, в исследовании своих возможностей, в творчестве. Она неразрывно связана с переживанием свободы как возможности выбирать свой собственный путь, действовать для удовлетворения своих собственных потребностей.

Потребности в привязанности и отдельности неразрывно связаны. Мы можем свободно отделяться только на фоне устойчивой привязанности и, наоборот, только чувствуя свою автономию можем искренне привязываться.

В основе многих личностных расстройств лежит фрустрация (неудовлетворение) этих базовых потребностей на ранних стадиях развития личности. Социофобия — это личностное расстройство, связанное с нарушенным балансом привязанности и отдельности. Она выражается в избегании социальных контактов, что очень затрудняет установление дружеских связей, мужско-женских отношений, профессиональный рост в коллективе. Люди с социофобией страдают от одиночества, но при этом вынуждены изолировать себя, так как почти любое общение с другими доставляет им сильный дискомфорт, представляющий смесь напряжения и стыда. Лишь среди немногих проверенных друзей такой человек может чуть расслабиться. Для снятия напряжения люди с социофобией могут прибегать к алкоголю и наркотикам, что может приводить к зависимости. Как может выглядеть базовая модель детско-родительских отношений, чтобы порождать такой выраженный стыд? При исследовании детства моих клиентов с социофобией я часто выясняю, что наиболее фрустрированной для них оказалась потребность в отдельности. В силу каких-либо обстоятельств, например, повышенной тревожности матери, потребность ребенка в автономии не была поддержана в необходимом объеме. Вместо того, чтобы понемногу передавать ребенку самостоятельность в заботе о себе, мать продолжала брать на себя функции, которые он мог бы уже выполнять самостоятельно. Если же ребенок пытался отстаивать свое право автономии, мать переставала поддерживать его, например, оставляя в одиночестве. В таком случае формирующаяся личность ребенка постоянно испытывала дефицит самовыражения и опыта самостоятельности. Впитывая подобное отношение матери к себе как к беспомощной, слабой, зависимой личности, ребенок начинал стыдиться себя. Он не был способен изменить подобное отношение к себе, так как не имел опыта свободного самовыражения и испытывал страх потерять любовь матери, если позволит себе агрессию в ее адрес. Баланс привязанности/отдельности был нарушен, что приводило к задержке личностного развития, искаженному самовосприятию и постоянному недовольству собой.

Стыд за себя при таком прошлом является следствием невозможности самовыражения. При этом переживать стыд и сообщать о нем также стыдно. В состоянии тотального стыда человек испытывает настолько мучительное ощущение одиночества и отсутствия поддержки, что начинает бояться повторения этих переживаний. В результате и начинается избегающее поведение — ограничение социальных контактов, самоизоляция. Иногда сами по себе страх и тревога становятся столь выраженными, что приводят к тревожному расстройству, паническим атакам и агорафобии, страху толпы.

Существенным в этой модели отношений является то, что человек чувствует себя рядом с другими беспомощным и слабым, но вынужден скрывать это под влиянием чувства стыда и ожидая от других людей осуждения за свои слабость и беспомощность.

Для социофобов психотерапия может быть первым в жизни опытом принятия другим человеком, терапевтом, всех этих трудных переживаний без осуждения и с адекватной поддержкой. Однако психотерапия — это тоже социальный контакт, и приход к терапевту тоже означает риск переживания стыда и страха. Поэтому так часто люди с социофобией, страдающие от мучительного стыда, боятся обратиться за помощью и остаются одни.

Если человеку с социофобией все же удалось получить адекватную поддержку в индивидуальной терапии, то впоследствии для него высокоэффективна групповая психотерапия, позволяющая отработать в рамках группы основные социальные ситуации. Это быстро помогает научиться легче переносить чувства страха и стыда рядом с другими людьми, преодолеть чувства одиночества и изоляции.

Я очень надеюсь, что эта статья поможет людям, страдающим социофобией, прояснить для себя ее возможные причины и принять решение о визите к психотерапевту.

Ближайшая группа автора

Другие статьи

Все статьи