Нам 10 лет!
Меню

Спасибо, Ольга, что откликнулись на мою просьбу помочь разобраться с тем, кто такой психотерапевт, что и как он делает.

Автор: Медея Гуния,Ольга Воронина

Спасибо, Ольга, что откликнулись на мою просьбу помочь разобраться с тем, кто такой психотерапевт, что и как он делает. Как вы считаете, зачем человеку обращаться к психотерапевту? Какова цель работы психотерапевта?

Думаю, что основная цель работы психотерапевта – помочь человеку познакомиться с самим с собой и со своими способами выстраивать отношения с людьми. Казалось бы, разве можно не знать себя или не понимать, почему мы совершаем те или иные поступки? Оказывается, можно.

С детства родители и общество обучают человека самым разным полезным вещам: читать, считать, определять время или понимать иностранные языки. И все это очень помогает выжить во внешнем мире, обрести материальное благополучие и социальный статус. Но часто ребенка забывают научить самому главному – интересоваться не только внешним, но и своим внутренним миром, понимать свои чувства и уметь их экологично выражать, уважать себя и тех кто рядом, ценить как близость с другим, так и свою отдельность.

И, вырастая, человек обнаруживает, что несмотря на то, что умеет отлично функционировать и выполнять свои социальные роли, у него не получается просто жить и получать радость от жизни, быть собой и позволять другому быть другим.

Он может в совершенстве владеть пятью языками, но не понимать языка, на котором обращаются к нему собственные душа и тело. Умеет выбирать идеальное время для начала бизнес-проектов, но не чувствует естественного для него самого ритма работы и отдыха. Прочитал тысячу книг о том, как быть эффективным, но не умеет и не позволяет себе быть просто счастливым.

А ведь все это не просто важные вещи, это исходная точка, из которой начинается вектор его жизни. И если он выбрал ее, руководствуясь, возможно, правильными для кого-то, но чужими концепциями, то и проживать он будет не свою, а чужую жизнь.

А жить чужой, пусть даже внешне успешной, жизнью — очень непросто. Это требует постоянных затрат огромного количества сил, которые рано или поздно подходят к концу. И когда человек обнаруживает себя в тупике – эмоциональном (когда ничего больше не радует и все кажется безнадежным), физическом (тело отказывается и дальше играть по чужим правилам, устраивает забастовку и начинает болеть) или душевном (невозможно найти смысла ни в чем происходящем, непонятно ради чего жить и куда двигаться дальше), тогда он и приходит к психотерапевту за помощью.

Как вы определите основные задачи и функции этой профессии?

Полагаю, что они заключаются в том, чтобы помочь человеку узнать себя и научиться жить в гармонии с собой и с другими людьми, выстраивая с ними здоровые отношения, которые приносят радость и обогащают жизнь.

Психотерапия помогает человеку очень ясно увидеть, что приносит ему радость, а что причиняет боль, как быть в близких отношениях, оставаясь при этом самим собой, как в ситуациях выбора услышать голос своего сердца, учитывая при этом более широкий контекст и интересы других людей.

Психотерапия – это безопасное и поддерживающее пространство, в котором человек может исследовать все эти и многие другие темы и тут же проверять свои открытия, так как модель клиент-терапевтических отношений позволяет экспериментировать и рисковать, пробуя то, что в реальной жизни делать пока непривычно. 

Какие методы вы используете в своей работе?

Гештальт-подход дает отличную теоретико-методологическую базу, которая одновременно внутренне непротиворечива и при этом является очень гибкой, выдерживающей разнообразные модификации. Это позволяет применять широкий спектр психотерапевтических методов, в соответствии с индивидуальными потребностями как клиента, так и терапевта.

Именно эта многогранность и делает гештальт поистине уникальным подходом, позволяющим работать практически с любыми запросами: от психосоматических заболеваний до организационного консультирования в крупных компаниях.

Лично я, придерживаясь канвы гештальт-терапии, иногда включаю в свою работу элементы экзистенциального анализа, арт-терапевтические методики, письменные и телесно-ориентированные практики.

Какие личностные качества необходимы, на ваш взгляд, человеку в этой профессии? И какие качества могут стать противопоказанием для работы терапевтом?

На мой взгляд, самым необходимым качеством, как бы банально это ни звучало, является уважение и любовь к людям. Не в смысле – все прощать и всему потакать, а скорее принятие человеческой природы во всем ее масштабе – от крайней беспомощности перед собственными слабостями и сломленности обстоятельствами до каких-то космических высот духа. И готовность быть с человеком на этом спектре именно там, где он находится в данный момент – без оценки и тем более осуждения. Отсюда вырастает абсолютно необходимое терапевту сострадание и чуткость к переживаниям другого человека.

Дальше, в моем личном рейтинге, идет система нравственных ценностей терапевта. Если он искренне привержен гуманистическим принципам не только на словах, но и воплощает их своей жизнью, то скорее всего он будет честен с собой и с другими в этически сложных ситуациях. И значит тем меньше вреда и больше пользы он может принести. Так как нельзя отрицать того, что хорошо разбираясь в устройстве человеческой психики и обретая благодаря этому доверие своих клиентов, терапевт оказывается наделен определенной властью, и крайне важно, чтобы он направлял ее в правильное русло и не использовал в личных целях.

Третье качество, без которого первые два, как минимум, бесполезны, — это качественное образование и постоянное стремление к самосовершенствованию как профессиональному, так и личностному. Самый важный инструмент в работе терапевта – это он сам. И как нож, который не затачивают, постепенно тупится, так и терапевт, если он не развивается как специалист и как человек, постепенно утрачивает свою эффективность.

Противопоказанием, наверное, являются противоположные качества. Такие, как крайний эгоизм и отсутствие интереса к другим людям, нацеленность на то, чтобы использовать людей и обманывать их доверие, а также отсутствие знаний и навыков, необходимых для качественной работы и нежелание их получить.

Каковы требования к уровню знаний и квалификации? К уровню образования?

Формально в нашей стране до сих пор нет четких требований к уровню знаний и квалификации психотерапевта. И это очень печально, так как дает возможность любому человеку назвать себя каким-нибудь «целителем душ-психологом-психоаналитиком-магом-и-волшебником-трансперсональных наук и квантовой микропсихиатрии» и начать вести сомнительную деятельность под маркой психологических услуг, не только подвергая риску доверчивых людей, которые обратятся к такому «специалисту», но и дискредитируя психологию в глазах людей, которые сделают вывод на основании такой его деятельности.

Что же касается правил, принятых внутри психотерапевтического сообщества, а также ожиданий клиентов, которые становятся все более информированными в этом вопросе, то тут есть ряд необходимых требований и желательных пунктов. Необходимы: высшее психологическое или медицинское образование, повышение квалификации в области психотерапии и сертификат окончания программы обучения одному из психотерапевтических направлений, определенное количество часов личной терапии и работа под профессиональной супервизией. Желательны интегрированность в профессиональное сообщество, регулярное участие в конференциях и семинарах, продолжение обучения – как в долгосрочных программах, так и при регулярных посещениях лекций, интенсивов и мастер-классов российских и зарубежных коллег и тренеров.

Каковы типичные трудности и неприятности в вашей работе?

У разных терапевтов трудности и радости могут различаться. Для меня, пожалуй, наиболее трудным местом является ситуация, когда у клиента формируется негативный перенос на меня как на терапевта. Это значит, что всю боль, обиду, агрессию и недоверие, которые он испытывал по отношению к значимым людям в прошлом, он адресует мне.

Но пройти это трудное место вместе с клиентом, сохраняя устойчивость и продолжая быть с ним в искреннем и поддерживающем контакте, мне помогает осознание того, что это хоть и не самое приятное переживание, но зато это знак продвижения в нашей с ним работе.

Потому что без этого этапа часто невозможно пройти дальше – к тому, чтобы прожить, принять эти болезненные чувства и освободиться от их власти, то есть начать видеть живых людей и реагировать на актуальные ситуации, а не навешивать на них старые ярлыки и страшные картинки из прошлого.

Существуют ли профессиональные риски, связанные с работой терапевта? Как вы их минимизируете?

У начинающих свое обучение и практику терапевтов есть риск начать «лечить» всех подряд, особенно близких людей. Что часто приводит ровно к обратному эффекту – отношения с ними портятся, потому что они на терапию не подписывались и хотят, чтобы рядом с ними был знакомый и понятный им муж/сын/дочь/жена/друг. То есть, человек, с которым они были раньше и хотят быть сейчас в человеческих отношениях, а не заносчивый тип, который неожиданно понял, как всем нужно правильно жить и прямо сейчас их этому научит. Помимо того, что это может сильно осложнить отношения с близкими, это еще и способствует появлению искаженного представления о психологах, как о секте, неофиты которой начинают агрессивно нести в массы ее постулаты.

В качестве противоядия от этого риска можно посоветовать использовать свои новообретенные знания не как лупу для рассматривания чужих недостатков, а как зеркало для того, чтобы лучше узнать себя и понимать свои реакции. Кроме того, есть очень четкое правило для всех терапевтов – ни в коем случае не брать в работу клиентов, с которыми уже есть или когда-то были отношения вне рамок терапии (любовные, дружеские, партнерские и т. д.). Это разрушительно и для терапии, и для отношений вне ее.

Ну а самый главный риск, который сопровождает терапевта, пожалуй, всю его профессиональную жизнь – это риск эмоционального выгорания, и к этому нужно относиться очень серьезно. Эмоциональное выгорание – это истощение эмоциональных сил человека, деятельность которого связана с интенсивным и эмоционально затратным контактом с людьми.

Это касается не только психологов, но и всех специалистов помогающих профессий — врачи, учителя, социальные работники и пр. Часто эмоциональному истощению подвержены многодетные родители, одинокие мамы и папы, родители детей с особенностями развития, а еще люди, которое долгое время находятся в стрессовой ситуации. В общем, все те, для кого эмоциональная нагрузка в личной или профессиональной жизни оказывается больше их способности ее выдерживать.

Эмоциональное выгорание характеризуется, в первую очередь, тем, что терапевт не может искренне включиться в контакт с клиентом, сопереживать ему, у него нет сил, чтобы понимать состояние другого человека, а также, чтобы понимать свои чувства и адекватно делиться ими. Потому что из всех чувств у него остается только одно – усталость. Выгорание может сопровождаться соматическими проявлениями, подавленным настроением, потерей интереса к своей работе и другим сферам жизни.

Существует много способов профилактики эмоционального выгорания и выхода из этого состояния. Наверное, самый главный из них – это хороший контакт с собой, дающий возможность вовремя заметить первые признаки истощения и принять необходимые меры для восстановления сил.

Человеку важно знать, что именно истощает его и сколько напряжения он способен выдержать. Что помогает ему восстановить ресурсы – физические, эмоциональные и душевные. Потому что каждый из них требует своего вида внимания и отдыха, и у каждого человека в этом, как и во всем, свои индивидуальные потребности. Кто-то не чувствует себя живым, если хотя бы час в день не проведет в одиночестве с книжкой, а кто-то может дни напролет находиться среди шума и суеты, но тает на глазах без ежедневной пробежки.

Если человек имеет внутреннюю потребность быть связанным с какой-либо формой религии, то это может стать надежной духовной опорой как его работы, так и жизни в целом, что, в свою очередь, снижает риск эмоционального выгорания.

Терапевту важно следить за количеством работы, которая включает в себе не только непосредственную работу с клиентами, но и организационно-административную часть, обучение и другие формы профессиональной активности, и соблюдать баланс работы и отдыха.

Особенно внимательным нужно быть, когда к профессиональной нагрузке добавляются сильные личные потрясения или длительные травмирующие ситуации. В эти моменты важно позаботиться о более тщательном распределении ресурсов и достаточном количестве поддержки. В такие периоды важно быть бережным к себе и особенно внимательным к тому, что мы привносим в терапевтические отношения с клиентами.

Учитывая то, насколько высок у терапевтов риск эмоционального выгорания, в качестве профилактики и повышения качества работы, терапевтам рекомендуется иметь собственную терапию — в поддерживающем режиме или эпизодически. Но, пожалуй, даже большее значение имеет доступ к качественным супервизорским консультациям, которые помогают с наименьшими усилиями работать с трудными ситуациями, неизбежно возникающим в работе с клиентами.

Что касается меня, то я минимизирую риск эмоционального выгорания благодаря некоторым базовым опорам своего мировоззрения,  супервизорским и интервизорским консультациям, постоянному повышению квалификации, личной терапии, общению с близкими и друзьями, различным двигательным практикам, путешествиям и творчеству.

Какие перспективы развития в этой профессии? Перспективы карьерного роста?

Я не уверена, что к этой области применимо понятие карьера, которое подразумевает некую ступенчатую иерархию и поэтапное продвижение внутри какой-то структуры.

Здесь, скорее, можно говорить о профессиональном и личностном росте, который естественно влияет на количество клиентов и проектов, в которых психолог может быть задействован.

Как и в любой профессии, действует принцип соответствия вложенных усилий и получаемого результата. Если любишь свое дело и вкладываешь силы и время в то, чтобы делать его все лучше и лучше, то результат обязательно будет.

В чем заключается профессиональная деформация психотерапевта? Можно ли ее избежать?

Профессиональная деформация может проявиться в обезличивании многообразия и чуда человеческой души и ее проявлений. Когда клиническая картина, описание случаев, теоретические выкладки и стратегии терапии заменяют живого человека, переживающего настоящую боль и настоящую радость, которые, хоть и можно попытаться описать в одинаковых терминах, но внутри каждого человека они сияют своими собственными уникальными гранями.

Если сохранять эту свежесть восприятия и беречь удивление перед многогранностью и быстротечностью человеческой жизни, то это, наверно, и станет способом не деформироваться из живого человека в терапевта-функцию.

Также важен достаточный уровень осознавания собственных ограничений и готовность обращаться за консультацией к коллегам и специалистам смежным областей.

Как определяется результат работы? Каковы критерии эффективности психотерапии?

Критерии эффективности, пожалуй, можно разделить на три категории: с точки зрения клиента, с точки зрения терапевта и с точки зрения близкого окружения клиента. Можно привести такой пример: обращается человек к психологу с таким запросом: “Что-то мне все не по душе, жизнь тусклая и бессмысленная. Хочу, чтобы все стало хорошо и радостно. Желательно быстро: если не за одну встречу, то хотя бы за две”.

В процессе работы обнаруживается, что за много лет радость жизни была постепенно разменяна на тысячи бытовых и социальных обязательств, выполняя которые, человек перестал чувствовать и понимать себя, превратившись в функцию. И вот, в терапии человек постепенно, шаг за шагом, пробирается к себе живому. И часто первое, на что он натыкается, – это огромное количество боли, злости, обиды, которые накопились за все то время, пока он был занят более важными вещами, чем обращение внимания на то, как ему вообще живется.

И когда он получает к этому доступ, то становится очень больно. И больно может быть долго. А жизнь идет и надо ее как-то продолжать жить, что становится гораздо сложнее, потому что ранее анестезированные чувства во всю кричат о том, что это вовсе не та жизнь, которую хочется жить.

С точки зрения терапевта работа эффективна, потому что у клиента начался процесс восстановления контакта с собой и распознавания своих чувств, ранее как бы вынесенных за скобки. А с точки зрения клиента в этот момент – эффект тут если и есть, то обратный. Он-то хотел почувствовать себя лучше и радостнее, а становится все труднее и больнее.

Но если этот этап благополучно пройден, то наступают качественные изменения – человек постепенно начинает чувствовать не только свою застарелую боль, а всю гамму чувств, которой он откликается на разнообразные жизненные ситуации. И уже в соответствии с этим камертоном встраивает свою жизнь. И вдруг обнаруживает, что стало таки лучше.

Причем во всем и очень сильно, а он и не заметил, какими маленькими шажками подошел к таким огромным изменениям. И радуется, что теперь ему так хорошо, потому что помнит как было плохо, и как на какое-то время стало еще хуже. И в этот момент он начинает адекватно оценивать работу как эффективную. 

А потом человек начинает не только чувствовать, что ему важно, но и организовывать свою жизнь так, чтобы это получить. Начинает замечать, а потом и защищать свои границы. Учится прямо просить и прямо отказывать. Готов принять помощь, если предлагают или предложить свою и не помогать, если отказываются. Может закончить нездоровые отношения, если с этим партнером не получается выстроить здоровые. Меняет надежную работу на любимую, которая потом тоже становится надежной.

И во всех таких мелочах или кардинальных изменениях человек находится не один, а продолжает существовать во всех тех отношениях, в которых он состоял до начала терапии. И его близкие, друзья, коллеги вынуждены иметь дело с этими изменениями. И им такой эффект может сильно не понравиться, потому что они его не заказывали. И с их точки зрения может показаться, что человек пошел на терапию и теперь весь какой-то непонятный, потому что это психолог его глупостям научил. А на самом деле он просто стал менее удобным для манипуляций.

Почему вы выбрали профессию психотерапевта?

Потому что это наиболее естественный для меня способ помогать людям и делать свой вклад в развитие более гармоничного и счастливого общества. Ведь когда в процессе терапии человек постепенно обретает внутреннюю опору, становится менее тревожным и напряженным, учится с бережной заботой относится к себе и своим близким, то и в его семье, в отношениях с супругами, детьми, родителями, друзьями и родственниками зачастую так же становится меньше напряжения, недоверия и непонимания. Не сразу и не всегда, часто после трудностей установления отношений на новой, более здоровой платформе, но все же такой эффект имеет место. И тогда у меня появляется ощущение, что «сизифов камень» наконец оказался на вершине, упал с нее в воду и от него расходятся большие круги добра:) Это, конечно, весьма идеалистичная картинка, но иногда такое ощущение появляется и очень помогает мне в работе.

Кроме того, у меня богатый опыт сотрудничества с психологами в качестве клиента, и их поддержка не раз оказывалась для меня крайне важной. Поэтому я могу оценить значимость этой работы как «изнутри», так и «снаружи».

Считаете ли вы, что в последние годы в России стали больше внимания обращать на возможности психологии и психотерапии и использовать их в обычной жизни?

Да, я считаю, что знания и опыт, накопленные в психологии, постепенно находят все более широкое применение. Люди начинают понимать значимость психологических факторов и силу их воздействия на отношения в семье и коллективе, а, значит, и на успешность всех тех процессов, которые там происходят.

Я думаю, что возрастание интереса к психологии и применение психологических технологий даже на обыденном уровне, происходит по двум причинам. Во-первых, появляется все больше образовательных учреждений и программ, которые дают действительно хорошую подготовку и выпускают специалистов высокого уровня, обладающих ценными знаниями и навыками.

А во-вторых, среди этих специалистов есть множество людей, которые готовы делиться этими знаниями и вести просветительскую работу. Они готовы вкладывать свои силы в то, чтобы посредством тематических сайтов, блогов и выступлений, разъяснять людям простыми словами и на доступных примерах основы психологической грамотности. Благодаря этому люди все больше понимают, что если они хотя жить в мире с собой и другими, им важно научиться заглядывать внутрь себя и понимать как устроен их внутренний мир, и уметь налаживать контакт с «параллельными мирами» близких им людей.

И это хорошо!

Другие статьи

Все статьи